Category: лытдыбр

ничего

Александр Лазарев.

Опять смерть. Смерть очень красивого и талантливого человека. Александра Сергеевича Лазарева. Мне повезло: я видела невероятный взлет Маяковки, когда в кассы театра очереди стояли ночами, как на Таганку. Середина 70-х. Я была настоящим одержимым фанатом - до такой степени, что в театр меня стали пускать бесплатно)

"Человек из Ламанчи". Сумасшедший мюзикл - первый в СССР. Лазарев - Дон Кихот и Сервантес, Доронина - Дульсинея, Виктор Павлов - Санчо Панса. Огромные глаза, голос, от которого можно было умереть - столько страсти, столько вдохновения...

"Аристократы" - спектакль Охлопкова по пьесе Погодина. Сталинская агитка о перековке уголовных элементов на строительстве Беломорканала. Лазарев играл красавца-рецидивиста Костю Капитана. Помню до сих пор, как он костяшками пальцев выстукивал на крышке столе блатные мелодии, помню как тонул в огромной синей материи, захлебывался в ней как в бурной беспощадной реке...

"Бег" Лазарев - Хлудов. Худой, нервный, угловатый, мрачный. Сидел на высокой табуретке, поджав длинные ноги, с поднятым воротником шинели, говорил медленным скрипучим голосом, только глаза сверкали.

"Венсеремос", пьеса Генриха Боровика о фашистском перевороте в Чили. Лазарев - чилийский журналист Карлос Бланко, с изувеченной рукой в черной перчатке, в вязанной вытянутой кофте. Помню опять его голос, его интонации - ироничный, закрытый человек, одинокий до мурашек.

Я любила этого актера. Он сидел в одной гримерке со своим однофамильцем - Евгением Лазаревым. Красив был до обморока)

Обожал, боготворил свою жену. Встречал ее на бульваре после "Трамвая Желание" - спектакля, который шел в течение двадцати восьми лет, спектакля, изматывающего, разрушительного для исполнительницы главной роли - Светланы Немоляевой.Он жалел ее,страдал вместе с ней, но все 28 лет как проклятый встречал ее после спектакля и они шли вдвоем домой, на улицу Горького.

Они были завсегдатаями Дома Актера - дружили с Маргошей Эскиной, ходили на все вечера, на все капустники, дружили с Гришей Гориным, у них у всех было одинаковое понимание смешного - это главное, что определяет степень близости.

Мне всегда казалось, что АС - больше чем актер, что он должен обязательно еще что-то совершить - написать, спеть, поставить, вырваться из этих тисков исполнительства. Но он этого не сделал. И мне кажется теперь, что он очень берег свой дом - свою семью, и отдавал ей все, что оставалось от театра, и не хотел ничего больше забирать.

Артист он был огромного диапазона - мог играть высокую трагедию, социальную драму, комедию, буффонаду. Помню дурацкий советский фильм "Вечерний лабиринт" - типичный ситком, где он играл с Басовым, Таней Васильевой и Виктором Ильичевым.В гостинице и в гостиничном ресторане крутилась какая-то идиотская интрига с начальниками, подчиненными и переходящей из рук в руки красавицей. Он был божественный там! Божественный! Смешной, яркий,искрящийся...

Ужасно любила его Кина - в пьесе Горина "Кин IV". Он сыграл его поздно, лет бы на десять пораньше такая роль, - но вложил в нее всю свою отчаянную одержимую любовь к своей профессии, которая всегда дает ровно столько, сколько отнимает.

И еще. За него никогда не было неловко - ни на сцене, ни в жизни. Он не совершал неловких движений и неловких поступков.
кошмар какой

"Гингема" Паухова и "бедные жевуны"

Пишет Newtimes:
"Сотрудники «Культуры» в один голос (правда, на условиях анонимности из-за страха быть уволенными) говорят, что главной причиной развала телеканала и оттока аудитории стала неслыханная по своей абсурдности цензура, введенная «сверху» (Паухова отчитывалась лично перед начальником ВГТРК Олегом Добродеевым, а тот, как известно, отчитывается перед Кремлем). На канале не было никаких редколлегий или других органов «совета», все решения спускались через заместителей главного редактора руководителям программ и должны были выполняться в приказном порядке. <...>
Collapse )

Чистая правда. Один из ведущих несколько дней назад мне говорил, что, мол, надеюсь, с приходом нового руководства "оковы тяжкие падут", и нам разрешат давать интервью и принимать участие в программах других сми. Одного не могу понять - чем же она их так запугала???
ч-б

Серебренников ставит Суркова-Дубовицкого

Олег Табаков:... И - работа по роману "Околоноля", опубликованному в приложении к журналу "Русский пионер". "Натан Дубовицкий", как утверждают очевидцы и сплетники, - псевдоним. Но это не отменяет ни авторского таланта, ни боли, которую - подобно интеллигентности - сымитировать нельзя. Судя по тому, что текст с диковинной зоологической злобой встречен целым рядом моих современников, я вижу - о-о-о, парень-то, кажется, попал в боль! Прямо вставил туда палец и поворачивает.


в: "Околоноля" - вещь для постановки трудная...

о: Очень. Монопроизведение, значительная доля текста отдана рефлексии и поискам выхода из безвыходного положения. Это очень осложняет структуру будущего спектакля, но не так часто у меня возникает желание перенести что-то на сцену. Я предложил делать это Кириллу Серебренникову.
Я сделал предложение Кириллу буквально несколько дней назад. Он заинтересованно согласился. А дальше уже будем соображать. Я, видимо, буду продюсером.

в: Это что значит?

о: Продюсер - это соответчик.

в: Вы намерены финансировать "Околоноля" из какого-то особого кармана?

Collapse )