Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

горько

смерть осьминога

Вот и Пауль умер. Он прожил короткую, но яркую жизнь. Он ошибся всего лишь раз. И эта ошибка стоила ему жизни - муки совести свели его в могилу. Прощай, Пауль. Пусть твои страдания послужат нам уроком. Мир - поле минное, а люди в нем - саперы. И каждый ошибается лишь раз.
кошмар какой

Гимном по яйцам)

"... оркестр не заиграл, и даже не грянул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению кота, урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по развязности своей марш." (с)


так нам и надо)

via viking_nord
ч-б

доренко

Доренко-Доренко.
От ненависти и презрения до признания. Когда он пришел на Эхо, я его ненавидела. Он шел по коридору, а я, как Бузыкин из «Осеннего марафона» пряталась в близлежащих комнатах – «не хочу подавать ему руки». А до этого было его «Время» на ОРТ. И как он сделал моего Гердта (услышал мою передачу на Эхе, попросил передать кассету и сделал прекрасный сюжет под мой голос). Я даже не помню, когда точно прониклась презрением – видимо, в ту антилужковскую, антипримаковскую кампанию. Когда Большое жюри объявило его нерукопожатным, а он сказал что-то типа – да кто вы такие, нах…
А.Еще. Когда он работал на РЕН ТВ – рассказал, как спустил свою собаку на поклонницу, которая приехала к нему в дом. Меня это потрясло.
Он конечно человек талантливый. Цепной пес своей семьи. Перегрызет за них. Но кажется на всех остальных людей ему наплевать.
У меня был такой приятель – он не делал разницы между мужчиной и женщиной, мог ударить, толкнуть, грязно выругаться. Унизить. Когда ему говорили – как ты можешь, это же женщина! Он отвечал – для меня нет женщины кроме Ж. И действительно. Свою Ж. он боготворил.
ч-б

Вечер Театральной Байки

Клубный вечер в Школе Современной Пьесы это непременный аншлаг, канал культура, теснота и приятность встреч. Это кабинет Райхельгауза набитый завсегдатаями-знаменитостями. Это атмосфера междусобойчика. Это вечер в удовольствие. Без всяких обязательств.
Пришла одна. Когда было смешно,хохотала как сумасшедшая, пугала рядом сидящих бабушек в буклях. Когда было скучно, читала только что подаренную мне книгу Бори Минаева «Психолог».

Райхельгауз в густых пышных усах, похожий на Тараса Бульбу. Всем рассказывает разное – то собака губу порвала, то в соседа стреляли (сосед – Чубайс), а он голову не вовремя высунул.
Самый лучший как всегда – Козаков. Довел до истерики своим рассказом о советской «муре» времен холодной войны, которую он играл в театре Маяковского.

Встретила своего обожаемого педагога Бориса Морозова. Он обращался ко мне на"вы" и смотрел с некоторым испугом.

У женщин чувства юмора нет. Никакого. Некоторые из них могут оценить хорошую шутку, но выступать с юмористическими монологами – жамэ! Получается не смешно, не изящно и неловко.

Удивительно: полное отсутствие политических шуток. Раньше в этом доме звучал смех позлее да поострее. Из тех, что по телевизору не покажут. Нынче дальше слово «блядь» никто не заступал. Только Сережа Никитин рассказал о том, как на просьбу Эрнста исполнить на юбилее Рязанова что-нибудь патриотическое ответил музыкальным «палиндромом» «Путин - не туп», пропев его три раза туда и обратно и закончив оптимистическим «Зажил-лижа-зад». Присутствовавший на сцене депутат Говорухин вздрогнул.

Что-то уходит. Все это чувствуют. Но никто не пытается удержать. Потому что старые и лень.

«В прежнее время, когда был жив отец, к нам на именины приходило всякий раз по тридцать-сорoк офицеров, было шумно, а сегодня только полтора человека и тихо, как в пустыне...» (С)