ксения ларина (xlarina) wrote,
ксения ларина
xlarina

Categories:

сожалею

Я как-то пропустила эту мерзость .
Статьи заместителя главного редактора газеты "Известия" уже давно не вызывают удивления. Эпитеты опускаю.Дивлюсь лишь скорости полета (или падения?).
Но Вита. Вита, под кого же ты легла? Стыдно же. Тобой же ноги вытирают.
Если это твой выбор, то будь осторожна.
Но... неужели это твой выбор? (Всегда есть выбор)

Если не открывается ссылка, вот текст статьи


Елена Ямпольская, заместитель главного редактора

Прошедший на днях в московском Доме кино то ли съезд, то ли не съезд кинематографистов России оставил по себе целый ряд удивительных впечатлений. Самым выдающимся, на мой взгляд, является бенефис в рамках данного мероприятия нашей газеты. Он начался 19 декабря, когда "Известия" предоставили трибуну председателю Союза кинематографистов Никите Михалкову, и продолжается до сих пор. Жизнь кинообозревателя "Известий" Виты Рамм в узком профессиональном сообществе стала дискомфортной.

Сначала нашей журналистке пришлось выслушать ряд претензий в адрес интервью, ни автором, ни героиней которого она не является. Ну, а после итогового репортажа о съезде/несъезде, опубликованного 22 декабря, коллеги начали захлопывать Виту на пресс-конференциях, указывать ей на "тенденциозность", обвинять в "дискредитации съезда" и тут же снисходительно похлопывать по плечу: мол, для честного освещения таких событий требуется мужество. За негативную статью про Михалкова могут ведь и уволить...

На секундочку: количество негативных статей про Михалкова, вышедших в пред- и постсъездовские дни, исчисляется десятками. Авторы их чувствуют себя неплохо. Материальное положение - стабильное. Записей в трудовой книжке (типа "по собственному желанию") не прибавилось. Многие заседают в новом правлении и секретариате СК. "Известия" - единственная газета, которая выпала из мейнстрима. Ибо сегодняшний мейнстрим - "Кто угодно, лишь бы не Михалков!", "Что угодно, только без Михалкова!" - глуповат, на мой личный вкус, и мелковат по масштабам общенациональной газеты. Куцая какая-то программа...

А вот Вите Рамм мужество действительно понадобилось. Причем не впервые. Четыре года назад, после Шестого съезда кинематографистов России она - будучи не обозревателем "Известий", а главным редактором киножурнала Action! - взяла интервью у председателя СК. Руководствуясь тем же принципом, по которому делаются интервью в "Известиях". Собрать главные упреки и претензии, адресуемые должностному лицу, озвучить их в прямом диалоге и предоставить читателю ответы. Дальше - решайте сами, кому или чему вы верите. Каждая из противоборствующих сторон имеет право по-своему формировать общественное мнение.

Свобода слова - это не когда говорят все, кроме... Свобода слова - это когда просто говорят все. Так думала Вита - и поплатилась. Вполне именитый коллега ответил ей тогда (заметьте, ей, а не Никите Михалкову) злобным подметным письмом. Пнул автора - за то, что рассуждает по-дамски. Мимоходом оскорбил детского поэта, отметившего к тому времени 90-летний юбилей. Воевать с женщинами и стариками, разумеется, безопасно, приятно, практично. Я и сама бывала объектом дергания за рукав на отдельных тусовках: "Ты почему пишешь так, а не эдак?! Как ты можешь поддерживать их, а не нас?!"

Есть мнение, что внутрицеховые разборки не следует выносить на широкую аудиторию. Что корпоративная этика предписывает в подобных случаях разбираться между собой приватно. Так вот: мы не намерены соблюдать правила этой лицемерной игры. Каждый честно работающий журналист "Известий" может рассчитывать на поддержку со стороны газеты при любых обстоятельствах. Таково наше представление о корпоративной этике.

Хотелось бы напомнить, что скандал вокруг съезда/несъезда кинематографистов раздули вовсе не "Известия". Это сделала либеральная газета, которую настолько обрадовало неделегирование отдельных кандидатур от гильдии режиссеров, что она бросилась публиковать протокол собрания. Смотри, как они их! Ну, и все, натурально, посмотрели. А по итогам просмотра крайне изумились: гильдия объединяет почти пятьсот членов, а в голосовании принимали участие всего 68 человек. Например, 30 - за делегатство Михалкова, 38 - против. Какие-то нанотехнологии...

Если бы протокол появился на сайте "Известий", это назвали бы "подставой". Да что там - доносом. Договорились бы до 1937 года и прочих интересных вещей. Главное - не что сказано, а кто сказал. Не глупость сама по себе важна, а идейный вектор глупости. Без лагерей, кланов, группировок и баррикад неинтересно жить. Сказка о потерянном времени. Застрявшие в 90-х. Пока берем горлом, а возьмем ли делом - как Бог даст...

По совокупности данных признаков у меня сформировался частный взгляд на всё произошедшее в Союзе кинематографистов. Заурядная цветная революция. Небольшая, под плинтусом. Колор выбирайте сами: оранжевая, розовая, голубая. Пишу об этом спокойно - никакими статьями сегодня никому навредить нельзя. И призывов душить революцию вы здесь, Боже упаси, не найдете. Одного человека жалко - Марлена Мартыновича Хуциева.

Удастся ли ему преобразовать революционный дух в эволюционный, - на сей счет, увы, разногласий нет. Даже среди самых "смелых" и "либеральных" журналистов. Потому что в статьях своих они пишут одно, а вот в личных ЖЖ - абсолютно другое. Для публики - ура и да здравствует, для своих: выбрали мы, ребята, зиц-председателя... Ну, ничего, за него поработают другие. Вот это-то и пугает...

Уже по первым заявлениям избранного, но не утвержденного пока минюстом правления СК, ясно, что многоуважаемый Марлен Мартынович - самый здоровый человек в новой команде. Конечно, его здоровья на всех не хватит. Но главное - чтобы хватило самому Хуциеву.

Двойные стандарты коллег-журналистов меня не удивляют. Знаете ли вы, что практически все ярые "оппоненты" Михалкова ищут сегодня встречи и примирения с Михалковым? Тот, кто бежал ночью срывать табличку с двери его приемной в СК, проспавшись, стал звонить ближайшему окружению "тирана", чтобы выяснить, как "тиран" себя чувствует, не слишком ли он рассвирепел, не перегнули ли ребята палку и не опустится ли эта палка другим, так сказать, концом прямо на их отчаянные головы...

Наша журналистка пострадала по единственной причине - она пишет то, что говорит, а говорит то, что думает. Она попала (вот ведь бредовая история!) в лагерь инакомыслящих.

О какой "тенденциозности" нашей газеты можно говорить, если мы сознательно не включили в текст слезные сетования бабушек-вахтерш Дома кино - на то, как в ночь после съезда/несъезда гуляли "победители" и каких геракловых усилий стоила затем уборщицам вычистка туалетов... Про историю ночного штурма приемной мы действительно рассказали. Получили рекламацию от коллег: мол, именных знаков у кабинета председателя нет. Анонимно он там работал. Позвонили в Дом кино. Уточнили - есть табличка. Была, во всяком случае, на тот момент. Ну, не выходит поймать "Известия" на лжи. Потому что мы не врем.

Хотя отвечать можем только за опубликованные слова, а не за их трактовку. В титул михалковского интервью была вынесена фраза: "Там трупом пахнет, в этом Доме кино". Делегаты/неделегаты съезда/несъезда, размахивая газетой, кричали в микрофон: "Он обозвал нас трупами!".

Кстати, вечером 21 декабря вышла в эфир программа "Имя Россия", посвященная Столыпину. "Адвокат" убиенного реформатора Никита Михалков высказался в том духе, что, мол, сильных людей у нас не любят, боятся и наваливаются на них всем миром. А если мыши, скажем, навалятся всем миром, они вполне могут растерзать довольно крупного зверя... Эти биологические изыскания шли не в прямой трансляции. Когда велась студийная запись, до съезда/несъезда оставалось еще пять дней. Но на момент предъявления Столыпина зрителям мероприятие в Доме кино уже завершилось. И 22-го на пресс-конференции нового актива СК стоял крик: "Он обозвал нас мышами!"...

Мы никогда не указываем нашим коллегам, о чем именно, в каком ракурсе и тоне им следует писать. Не зажимаем их в углу, не хватаем за грудки, не устраиваем сцен. Таковы наши взгляды - даже не на корпоративную этику, а просто на правила поведения в обществе. Мы не занимаемся рецензированием чужих статей - нам хватает более серьезной работы. Не копаемся в чужих эксклюзивах, поскольку можем обеспечить собственные. И даже не советуем следовать нашему примеру. Во-первых, давать советы, когда не просят, - дурной тон. А во-вторых, мало у кого получится...

Газета Известия, 25.12.08
Tags: горько-мне-горько
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments