June 4th, 2010

москва

Вознесенский


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Сначала были "Антимиры" на Таганке. Потом книжечка "Антимиров", подаренная мне учительницей литературы в 9-м классе. До сих пор храню - 1966 года издания, пожелтевшие и вываливающиеся странички. Все девочки на вступительных читали надрывно "Я Мэрлин, Мэрлин, я героиня, самоубийства и героина..." Особенно нравилось "Забыв что сердце есть посередке, в тебя заворачивают селедки..."
Потом - "Юнона и Авось". Выводили на всех студенческих попойках - "Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни, расставаться - плохая примета..."

Познакомились на Эхе. Приходил часто - галантен, чуток, остроумен, любил очаровывать. Учил курить по-цыгански. Умел любоваться девушками - это получалось как-то по-мальчишески восторженно. Ему хотелось нравиться. Автографы на книгах - сплошь рисунками, "пиктограммками".

В пронзительном тихом и уже посмертном фильме Пети Шепотинника (его показывали на Пятом канале в день смерти) он - разрушенный внешне, но невероятно цельный, сцепленный внутри , говорит страшные слова:
"Криминал нашего народа...Народ - это не та интеллигенция, к которой нас, поэтов, привозили... Я думал, что это - и есть народ...Я ошибался... Вдруг вылезла рожа страшная, азиатская - это есть наш народ. Мой грех, что я не понимал этого раньше".

Collapse )
комические

Федя высказался. Как в лужу)