December 19th, 2009

ч-б

Гайдар. Прощание

Нет очереди для своих. Все – в одной.
В гробу лежит совсем молодой человек. С живым умиротворенным лицом. Как будто спит, и ему снится хороший сон. Сон, от которого хорошо.

Я стою и смотрю на этих людей. Они идут и идут. Сколько там тысяч? Четыре? Пять? Ловлю себя на мысли, что могу смотреть на эти незнакомые лица бесконечно, как на огонь. И это не тот народ, которым прикрываются депутаты госдумы. Не тот народ, мнением которого можно присыпать, как песком, собственную мерзость и собственное малодушие, как это сделал гражданин Морозов Олег.
Есть другая Россия. Есть другой народ – и я его сегодня видела. Это очень разные люди - молодые и не очень, совсем юные и совсем старики, это мои ровесники и их родители, это дети моих ровесников и их бабушки и дедушки. Одни приезжают на своих машинах, другие идут пешком от метро, заботливо обернув гвоздики газетами.
И радостно (если уместна эта эмоция в данном контексте) узнавать своих, - чуждых политической конъюнктуре, живущих по абсолютно произвольным и призрачным законам вдохновенья. Скажу о тех, кого видела ( это только те, кого я увидела, - уверена, что многих пропустила) – это Леша Серебряков, это Володя Ильин, это Кама Гинкас и Гета Яновская, это Райхельгауз и Розовский, это Наталья Фатеева, это Андрей Смирнов и его жена Елена Смирнова (Прудникова), это Татьяна Толстая и Леонид Парфенов…
Вы себе не представляете, как это важно – увидеть вас в этом тесном зале.

Мы стоим рядом с членами правительства и думаем об одном и том же : как же так? Как же так получилось, что сегодня мы хороним Егора Гайдара – молодого, полного сил, оптимизма и веры в собственные силы и оптимизм человека, который в течение стольких лет жил и творил в атмосфере какой-то дикой языческой ненависти… В такой атмосфере, что даже те, которые пользовали его как консультанта, делали это почти втайне, чтобы публично не упоминать его имя…

Я смотрю на вас, я слышу вас и не могу понять, почему, почему вы проиграли??
Вы - такие умные и талантливые, смелые, принципиальные, вооруженные властью и доверием, - Анатолий Чубайс, Боря Немцов, Андрей Нечаев, Григорий Явлинский, Александр Жуков, Александр Починок, Никита Белых…
А у Кудрина, Дворковича,Набиуллиной, Фурсенко виноватые лица – как будто они кого-то предали… Но пришли. Пришли.

Егор Тимурович увидел это прощание. То, что касается представителей ветвей власти, – это вряд ли бы его удивило. Количество людей, пришедших сказать ему спасибо, - наверное, не так велико по сравнению с акциями «нашистов» или с «всенародными выборами». Да, это меньшинство. Но какое отборное меньшинство! Какое огромное меньшинство! Их представителей нет ни в гос, ни в мосдуме.
Наверное, так и должно быть.
Интересы скота представляют пастухи скота.
Интересы человека – сам человек.


PS Тут все, как подорванные, "слово года" вычисляют.
СТЫД - вот слово года. СТЫД.