December 12th, 2009

давай

Рабочий и колхозница .Возвращение.

Восстановленные «Рабочий и колхозница» вызвали бури восторга со стороны московских чиновников. Хозяев нашего города. Речь Лужкова посильнее «фаустов» Черномырдина:

«В Париже мы открыли «Рабочего и колхозницу» Мухиной напротив павильона фашистов! Как символично! Одно несло тенденцию разрушения. Другое – принципы развития и прогресса! Принцип труда, который тогда был необходим человеку! И всегда нужен, как серп и молот! Шесть лет назад мы сняли это гениальное произведение, чтобы вернуть обратно! Чтобы видно было наше стремление к миру и прогрессу! Мы выполнили его в тех же пропорциях, как в Париже. Чтобы не было больше кризисов! Мы все усилия направили на то, чтобы созидание полностью разместилось на нашей стране. Это гениальное архитектурное сооружение дает новые силы на наше российское полноразмерное развитие!!!»

Конечно, Вера Мухина совершила подвиг монументалиста и гражданина. Но ее «Тираноборцы» стали символом одной из самых страшных тираний ХХ века. Их возвращение под звуки советского гимна и с тем же советским гербом на постаменте, салютами и праздничными гуляниями никакого отношения к акту искусства не имеет. Сегодня их гигантские тела призваны прикрывать зияющие дыры в общественном сознании и народной памяти, как когда-то они прикрывали собой пустой советский павильон на знаменитой парижской выставке. Завывания о том, что эти роскошные, свободно шагающие в будущее, идеально сложенные фигуры воспевают труд рабочих, подвиг народа и мощь великой страны, столь же циничны и лживы, как и 70 лет назад. Тогда они стояли на костях миллионов людей и могли «воспевать» разве что рабский труд, рабский страх, и торжество карательной системы, сталинского молоха, превращавшего людей в фарш, из которого лепили нового человека – безмозглого франкенштейна с «пламенным мотором» в заднице. Сегодня за их мощными телами – разворованная, погрязшая в коррупции и нищете страна с униженным, изнасилованным властью народом. Гениальная Мухина вновь попала в те же идеологические сети: ее шедевр - по-прежнему символ несокрушимости системы. И безнаказанности власти. И покорности толпы, которую приводят в трепет любые великодержавные мантры. На это миллионов долларов не жалко.