October 30th, 2009

ч-б

из прошлого. Рада Аджубей.

Сегодня с Дымарским были в гостях у Рады Аджубей, дочки Хрущева. Записывали ее для нашей передачи "Дорогой наш Никита Сергеевич".
Когда-то этот дом был Домом. А нынче - обветшалый подъезд. Лысая ковровая дорожка, бывшая когда-то красной. Тесный обшарпанный лифт. Да, консьерж есть, - пьяненькая, но бдительная тетка в ватных штанах.Веселая и бесцеремонная.
Сама квартира - словно замерла в 60-х годах. Потускневшая роскошь. Резные буфеты,пухлые пожилые диваны на кривых ножках, круглый желтый стол со стертой полировкой. Плюшевые кресла - потертые, проваленные, но с обязательной деталью для ног, имени которой я уже не знаю. На стенах - фото вперемешку с живописью. Книги -из типичной библиотеки московской интеллигенции середины 20 века. Оленьи рога, фарфоровые фигурки со всего света - хит 50-х, бронзовые люстры с хрустальными подвесками...
Раде - 80. Чудесный, аккуратный, уважительный и ясный человек с великолепной русской речью и почти аристократическими манерами.
В ее рассказе главным было потрясение от масштаба предательств - после отставки Хрущеву не позвонил НИ ОДИН человек, включая друзей детства и послов иностранных держав. И до самой смерти его не навестил НИ ОДИН товарищ по партии. Соседи в Петрово-Дальнем делали вид, что с ним не знакомы.
И согласитесь, что банальные истины вроде тех, что власть по своей природе аморальна и в ней невозможно удержаться с чистыми руками, - из уст дочери Хрущева звучат с каким-то особенным смыслом.
Конечно, многого она нам не рассказала и никому не расскажет. Она почти всю жизнь прожила, как чистый цветок, ни во что особо не вникая. Хотя помнит и знает и про послевоенный голод на Украине, и про Венгрию 56го и про Новочеркасск 62го... Но в одном с ней трудно не согласиться - что главным подвигом ее отца был ХХ съезд. И за это ему можно простить многое...

Запись передачи будет в воскресенье,1 ноября, в 15.