September 29th, 2009

ч-б

Дыховичный Ваня. Прощальное.

"... рак – это жуткая болезнь. Я лежал шесть месяцев в больнице. Каждый месяц – ад. Каждый раз ты доходишь почти до самого конца. С тобой страшные вещи происходят – внешние и внутренние. Я не хотел, чтобы люди приходили – старался уберечь. Но у меня есть Оля – моя жена, удивительный человек. Достойный. Она не впала в сентиментальность, не рыдала. Может быть, дома плакала. Но при мне держалась. А я ее всячески в этом поддерживал. И я, правда, смерти теперь не очень боюсь. Я близко к ней подошел и понял, что она такое."

"Принимайте жизнь такой, какая она есть. Любите и цените ее. И жизнь вам ответит. Не сразу. Но мне кажется, это единственный способ. Бывают страшные обиды на жизнь. Я столько раз обижался! Но знаете, что запоминается? Самые трагичные вещи. Даже в путешествии вспоминается то, как вы опоздали на поезд, а не то, как прекрасно вы на нем ехали. Понимаете? Вы запоминаете тех людей, кто не ответил вам взаимностью. Это самые важные для вас люди в жизни. Нужно помнить и тех, кто ответил взаимностью и любил вас, а вы тогда это не ценили. Минуты счастья. Они нам достаточны. Вот такой простой способ жизни, он самый достойный."

Полностью здесь http://www.gq.ru/exclusive/person/245002/


Ванины слова поразительны.Словно из-за стекла.Из параллельного мира. Не услышать этого невозможно.

Такое странное и страшное интервью. Я бы таких вопросов не смогла бы задать. Никогда.
Что это? Глупость? Цинизм? Равнодушие? Врожденный изъян? Любопытство? А может, это и есть тот самый Миг Удачи журналиста?

В "Тиле Уленшпигеле" есть сцена, когда Филлип жарит живую обезьянку на костре и внимательно наблюдает за ее мучениями, посасывая лимон.

Знаю, что к Ксении Собчак Иван относился серьезно. Уважал и восхищался.

Последний раз он был у меня в эфире летом. Я сидела рядом и держала его за руку. - Как у тебя дела? - У меня, Ваня, все умерли. И мама, и папа.
ч-б

На Колыму!