April 23rd, 2009

ч-б

неприкасаемые гости эфира

Элла Памфилова обиделась. Она кричала, что не придет в эфир, где ее оскорбляют. Оскорбительным ей показалось обсуждение в эфире встречи президента с правозащитниками, на которой Элла Памфилова заявила, что будет "критиковать правоохранительные органы, любя". "Любя!Любя!" - несколько раз эмоционально подчеркнула Элла Александровна. Эта прелюдия не могла не вызвать лично у меня удивления. Этим удивлением я поделилась с подругой по эфиру, Ириной Петровской. И все.
Один писатель сказал, что он больше никогда не придет на эфир, потому что обозреватель NN усомнился в том, что он хороший писатель.
Один артист сказал, что он никогда не придет в эфир, потому что обозреватель LL оскорбил фильм его жизни и режиссера его мечты. Другой артист потребовал уволить обозревателя ВВ за то, что тот нелестно отозвался о его фильме. Один режиссер потребовал санкций против обозревателей PP и LL за то, что они в эфире ругали его сериал.Один певец сказал, что он никогда не придет в эфир,потому что ведущая DD не дала в эфире его песню ДО КОНЦА.
Один политик сказал, что никогда не придет в эфир, потому что услышал, как ведущая XX проявила интерес к личной жизни художника Иванова, что возмутило политика.
Один постоянный участник программы ОМ потребовал сменить ведущего , поскольку его этот ведущий "бесит".
Один политик сказал, что он никогда не придет к ведущей GG, потому что она над ним насмехается.

В дискуссиях они капризничают в выборе оппонентов - с тем не сяду, тот - сволочь, этот - придурок. "Вы представляете меня рядом с KK?!!" "Почему я должен спорить с FF?! Кто он такой?!"
Приходя на станцию - выискивают свой портрет в нашей галерее. И если, не дай бог, не обнаружат - устраивают скандал и грозятся уйти. Если обнаружат, и фото им не понравится - устроят скандал и обвинят в намеренном оскорблении.
Одних раздражает, что все курят. Других раздражает, что курить нельзя. К кофе они требуют сливок. К чаю лимон. Один все время требует налить ему коньяку перед эфиром. Другой может говорить только с дымящейся трубкой во рту. Что, естественно, раздражает его собеседника.
Один телеведущий звонит на станцию во время обсуждения его программы и требует немедленного прямого эфира. Другой звонит после передачи и обрушивается с негодованием на ведущего: как вы посмели обсуждать в эфире мою программу, не поговорив предварительно со мной?!
Обладатели вертушек до радио не опускаются: они звонят напрямую вертушкодателям и требуют "заткнуть этого" и "выкинуть" того. Их раздражают уже не слова, о них сказанные, а просто интонация говорящего.
Возвращаясь к Элле Памфиловой. Думаю, что больше всего она обиделась на то, что мы этот ее неловкий пассаж ЗАМЕТИЛИ.

PS. А в эфир-то все равно приходят.